repin


Евгений Николаевич Репин


Previous Entry Share Next Entry
Кто достоин анархии?
repin
Письменной речи всего несколько тысяч лет. Примерно столько же, сколько государству. Язык для вдумчивого обсуждения политических проблем ещё не сложился. В любом разговоре на общественные темы вы непременно натолкнётесь на эмоциональные и неоднозначные слова, ведущие к взаимонепониманию. Поэтому вначале любого разговора на социальные темы, нужно найти такие слова и определить их значение.

Многие под анархией понимают беспорядок, хаос. Я буду понимать под анархией безвластие. Но чтобы определиться с безвластием, нужно знать, что такое власть. Один мой друг говорит, что у работодателя есть власть над работником. Я не называю право работодателя что-то требовать от работника властью, поскольку с этим правом работодателя работник согласился добровольно в обмен на своё право требовать с работодателя деньги за работу. Властью я называю принуждение или возможность принуждать. Требования работодателя к работнику – не принуждение, это требование выполнить обещанное по своей воле. А власть – это требование против воли того, с кого требуют.

Если анархия безвластие, а власть это принуждение, то анархия обещает жизнь без принуждения, где все поступки совершаются лишь по доброй воле. Возможна ли полная свобода от принуждения? Или это очередная политическая сказка? Типа коммунизма, демократии, равноправия.

Представьте себе эксперимент, в ходе которого проверяется возможность выживания вольных людей, свободных от государственного принуждения. В награду за свою анархию вольные обязуются общаться исключительно по доброй воли, без принуждения и обмана, с другими ценителями вольности. Прошло десять лет и вольные (В), которые не нарушили условия эксперимента и сохранили свои вольности, ответили на вопросы корреспондентов (К).

К. Вольные работодатели, почему у вас чаще всего нет письменного трудового договора с работниками?

В. Работники сами не хотят заморачиваться лишними бумагами. Мы всегда выполняем свои обещания, даже если даём их устно, а не письменно, и всех это устраивает.

К. Вольные работодатели, а вы платите взносы за своих работников в Пенсионный и прочие фонды, чтобы они получали пенсии, бесплатную медицинскую помощь, социальные пособия?

В. За тех работников, которые не пожелали стать вольными, платим, вычитая эти взносы у них из заработка. Но таких очень мало. Почти все наши работники пожелали стать вольными, и отказались от всех государственных пособий и пенсий, а также от взносов на них.

К. На что вы, вольные, живёте и лечитесь, когда заболеваете или старитесь?

В. Каждый решает эту проблему по-своему. Одни заводят много детей, чтобы те помогали им в старости. Другие зарабатывают много денег, чтобы всегда был их запас на чёрный день. Третьи страхуются у вольных страховщиков, которые всегда выполняют обещанное. Четвёртые заботятся о здоровье, чтобы работать до самой смерти.

К. Вы, вольные освобождены от всех налогов. Но это несправедливо. За многие государственные услуги, которыми вы пользуетесь, вы не платите, платят налогоплательщики.

В. Мы платим за все государственные услуги, которыми пользуемся. Государство предъявляет нам счёт этих услуг, и мы его оплачиваем, если счёт обоснован. Если не обоснован, то мы решаем наш спор с государством у вольного судьи.

К. Вы отказались оплачивать расходы государства по статьям «Национальная экономика» и «Социальная политика». Почему?

В. Нет национальной экономики. Есть экономика каждого из нас. И пусть каждый платит за свою экономику. Что касается социальной политики, то мы отказались от государственных пенсий, больниц и пособий. Мы лечимся, учимся и страхуемся у вольных врачей, учителей и страховщиков, а потому не должны платить государству за то, чем не пользуемся.

К. Почему вы согласились платить за оборону? Ведь вы сторонники добровольного общения.

В. Добровольное общение нуждается в защите от насильников и обманщиков. Государство, которое защищает нашу вольность, достойно хорошего вооружения. Кроме того, мы через вольный суд получили право влиять на военную политику в той мере, в которой мы оплачиваем оборону. И скоро влияние вольных будет определяющим в военной политике.

К. Вы согласны с тем, что политику должны определять деньги?

В. Да, если деньги тратятся на расширение добровольного общения.

К. Даже, если они тратятся на вооружение?

В. Даже, если они тратятся на вооружение вольных.

К. Вот Вы всё за волю, за свободу, а сами инициировали принудительный труд. Как совместить Ваше стремление к расширению добровольного общения и принудительный труд?

В. Добровольное общение – это как сад. Если не ухаживать за садом, всё зарастёт сорняками. Если не культивировать добровольное общение всё покроется насилием и обманом. Насильников и обманщиков нужно наказывать, заставлять их возмещать убытки пострадавшим, а также оплачивать работу следствия, суда и исполнителей судебных решений. Когда у преступника есть имущество, он оплатит убытки и за счёт своего имущества, а когда нет – пусть работает в обязательном порядке.

К. Выходит, ваша анархия, ваша воля, ваше безвластие не для всех?

В. Анархия вольных невозможна без их власти над преступниками. Анархия для всех невозможна.

Как Вы считаете, возможна ли анархия сторонников добровольного общения в современной России? А в современном мире?



  • 1
Безусловно, я разделяю такие взгляды, как идеал, к которому надо стремиться. Понятно, что у идеала есть границы, но пока мы не просто бесконечно далеки от него, но и движемся в противоположном направлении.

Есть серьезная проблема в практической реализации. В российском обществе количество вольных слишком мало, у остальных "более другое" отношение к свободам и собственности других.

Простите за вопрос не по теме, а так понял, что вы занимаетесь преподавательской деятельностью, как студенты относятся к взглядам, столь отличающимся от мейнстрима?

Я уже год не преподаю. Кафедры объединили. Поменялось руководство, которое меня приглашало, а новое руководство меня не знает и, возможно, опасается.
Когда преподавал, то обычно затрагивал лишь практичные темы: налоги, банкротство, таможня, бухгалтерия, какую-либо область права. По каждому курсу я читал две-три вступительные лекции, а дальше докладывали студенты. В докладах я поручал студентам раскрыть тему через судебную практику. Благо, что она сейчас доступна. Посещать все занятия я не требовал, и даже просил студентов не ходить, если им неинтересно слушать чужие доклады, чтобы не мешали слушать мне. Студентам нужно было лишь прослушать мои вступительные лекции, прочитать свои доклады и ответить по докладам на мои вопросы. Обычные мои оценки: пятёрки и четвёрки, которые студенты получали до экзамена. Экзамен я устраивал только для тех, кто не прочитал нужного количества докладов.

Спросить про руководство я застеснялся. Спасибо за ответ.

Жаль, а было бы любопытно получить статистику среди молодежи на восприимчивость таких идей.

В реальности такими вольными людьми являются туристы. С них не берут налог на оборону и даже медицинскую страховку не всегда.

Иностранному туристу, покидающему страну с купленным в ней товаром, государство может даже вернуть часть НДС, которые он потратил, приобретая товар. Государство готово потерять часть НДС ради того, чтобы завлечь в страну туристов с деньгами, эмиссия которых ему недоступна.

Вот, вспомнил, что туристам не разрешают ничего продавать. Иначе слишком много вольности и независимости от власти получается. Все бы эмигрировали :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account