?

Log in

No account? Create an account

repin


Евгений Николаевич Репин


Previous Entry Share Next Entry
В поисках настоящей социальной науки. К столетию революции
repin
В настоящих науках есть бесспорные, общепринятые высказывания. Например:
- дважды два – четыре;
- треугольник со сторонами 3:4:5 – прямоугольный;
- сила действия равна силе противодействия;
- все химические вещества состоят из атомов, ионов или молекул;
- всё живое из живого, а жизнь – это конкуренция, где есть насилие и обман.

Спорить с этими высказываниями могут лишь сумасшедшие или редкие гении.

В отличие от настоящих наук в социальных «науках» нет общепринятых истин.

«А закон роста производительности труда?», – как-то возразили мне. Но рост производительности труда, во-первых, трудно назвать законом, потому что производительность труда совсем не обязательно растёт, особенно, если не работать. Во-вторых, производительность труда трудно назвать социальным явлением, потому что она зависит и от техники.

Называть случайные, смутные и не всегда социальные связи социальными законами – традиция социальных «наук», которые формулируют такие же «законы», каковы и «науки».

В отличие от настоящих наук социальные «науки» пронизаны плеоназмами, недопустимыми в грамотной речи. И один из плеоназмов – тавтология «частная собственность», в которой оба слова указывают на одно и то же: на обособление, отделение, частность, приватность.

170 лет тому назад Маркс и Энгельс в «Манифесте коммунистической партии» провозгласили уничтожение частной собственности, которая мешала свободе, равенству и братству. А сто лет назад Ленин практически приступил к установлению свободы, равенства и братства путём уничтожения частной собственности вмести с уничтожением и грабежом миллионов людей.

Конституция РФ в отличие от Маркса, Энгельса и Ленина защищает частную собственность и поддерживает конкуренцию (статья 8). Поддерживая конкуренцию, Конституция РФ запрещает монополизм (статья 34). Поскольку монополизм – это плохо, мой друг kiwiserg, мрачно шутит: если девушка одна на районе, то её можно и изнасиловать, ведь она монополистка.

Я опасаюсь «частной собственности» вне зависимости от того, будут её уничтожать или защищать, потому что «частная собственность» – плеоназм, тавтология. Плеоназм в законе или в политическом лозунге – свидетельство плохого понимания предмета. Что собираются уничтожать или защищать, когда говорят о защите или уничтожении частной собственности? Зачем для защиты «частной собственности» нужно поддерживать конкуренцию вместо того, чтобы, наоборот, удерживать конкуренцию в определённых рамках, в которых нет насилия и обмана? Зачем для защиты «частной собственности» нужно бороться с монополизмом, если монополист никого не принуждает и не обманывает?

Настоящая социальная наука должна быть свободна от плеоназмов. И я предлагаю такую науку. В этой науке четыре основных понятия: воля, дело, мощь, межа:
1. Воля (душа, чувства, интерес) побуждает человека к делам.
2. Дело (поведение, поступок, действие, акт) – процесс, ведомый волей и питаемый мощью.
3. Мощь (сила, возможность, ресурс, средство) – это запас, необходимый для дел. Оценка этого запаса – богатство. Мощь, которая может переходить от одного человека к другому, – имущество.
4. Межа (грань, рубеж, предел, граница, запрет на чужое). Межа разделяет ценные возможности между людьми, превращая эти возможности в права. Кто преступает межи – преступник.

Основные понятия и производные от них уточняются семью аксиомами о воле:
1. О бездушности коллективов: волей обладают лишь люди, но не коллективы.
2. О ненасытности: дефицит имущества непреодолим.
3. О разнице: люди неодинаково ранжируют силы по ценности. Торгуя, люди не уравнивают ценности обмениваемых товаров (имущества для обмена), как считал Маркс вслед за Аристотелем. Напротив: обе стороны стремятся получить более ценное в обмен на менее ценное.
4. Об эгоизме: чужие нужды не актуальны. Люди торгуются, стремясь получить больше и отдать меньше. Исключение – любимые, которым отдаёшь с радостью, ничего не требуя взамен.
5. О любви: любимых мало. Тех, кому готов дарить, гораздо меньше тех, с кем готов торговать.
6. О справедливости: преступников ненавидят. Их успехи печалят, а неудачи радуют.
7. О зависти: богатых ненавидят. Их успехи печалят, а неудачи радуют.

Поскольку справедливость и зависть движимы ненавистью, их хронически путают.

Семь аксиом – это семь бесспорных высказываний, которые так необходимы любой науке. Эти аксиомы уточняют не только основные, но и производные понятия. Теперь мы не будем путать справедливость с завистью. Справедливость движима ненавистью к преступникам, а зависть – ненавистью к богатым.

Октябрьскую революцию двигала в первую очередь ненависть к богатым, а не к преступникам. Поэтому Октябрьская революция была в первую очередь революцией завистников, а не борцов с несправедливостью.

После сказанного:

долой плеоназмы, включая «частную собственность» или «права собственности». Если хочешь сказать о меже – скажи «межа», если хочешь сказать об имуществе Иванова – скажи «имущество Иванова» вместо того, чтобы как это сегодня принято говорить: «права частной собственности Иванова на своё имущество»;

преступно поддерживать конкуренцию. Наоборот, конкуренцию нужно удерживать в рамках, чтобы она не переросла в преступление. И такими рамками являются межи;

преступно запрещать монополизацию или злоупотребление правом. Справедливо запрещать лишь одно: преступления, нарушения прав. Лишний запрет – это запрет правых дел, а такой запрет – сам преступление;

преступно бороться с богатыми, с теми, у кого много ценных возможностей;

справедливо бороться с преступниками, с теми, кто преступает межи, с теми, кто нарушает права, с теми, кто пользуется чужими возможностями против воли тех, кому они принадлежат.

И это только первые настоящие выводы из настоящей социальной науки.



  • 1
Не все вещества состоят из молекул. К остальным пунктам тоже можно придраться (кроме пятого, там вообще херня какая-то), но этот пункт просто неверен.

Вижу, исправлю.

А пятый, где херня, оставил. Насилие - это, когда едят, а обман - это, когда заманивают, чтобы потом съесть.

  • 1