?

Log in

No account? Create an account

repin


Евгений Николаевич Репин


Previous Entry Share Next Entry
Опасность анархизма, или В защиту государства
repin
Мне не нравятся левые затеи по государственному грабежу и распоряжению награбленным. Но мне не нравятся и затеи анархистов по полному уничтожению государства, как организации, возглавляющей принуждение.

Анархисты осуждают монополизм государства и утверждают, что правое принуждение, например, охрану, как и любую другую услугу, можно оказывать на рыночной основе. Пусть продавцы принуждения конкурируют между собой, а покупатель выбирает лучшего из них. Но конкурирующие продавцы, чтобы понравится клиентам, могут так обобрать принуждаемого в пользу клиентов, что их принуждение перестанет быть правым, превратится в преступление. Арбитра, который укажет грань, где кончается адекватное, правое принуждение и начинается преступление, нет: анархисты уничтожили государство.


Свобода торговли замечательна, когда торгующие люди не нарушают прав третьих лиц. А в торговле принуждением такое нарушение вполне возможно: договаривающиеся стороны могут не учесть интересы принуждаемого и реагировать неадекватно. Например, убить человека, который сорвал цветок с чужой клумбы.

От сумы и от тюрьмы не зарекайся. Каждый может стать преступником, поэтому каждый должен быть уверен, что его накажут адекватно преступлению, но не больше. Эта адекватность недостижима в конкуренции продавцов за благосклонность покупателей, когда торгуют принуждением.

Анархисты держат государство за преступника, с которым невозможно вести переговоры. Они считают, что государство надо подрывать, открывая людям глаза на его бандитскую сущность. А пока оно не рухнуло, пока оно существует, от него надо прятаться, уходя, например, в криптовалюту, в офшоры или покупая острова, где будут жить только свои – сторонники анархо-капитализма.

Но государственные люди не закоренелые преступники. Они пытаются вести себя адекватно поведению масс. А массы требуют широких раздач в виде пособий, пенсий, наград, не слишком интересуясь их источником. В таких условиях введение налогов для требуемых раздач трудно назвать государственным грабежом.

Вот если бы правые (люди, которые не нарушают прав) ясно заявили государству: нам от тебя ничего не надо, а потому и ты от нас ничего не требуй – то тогда требование налогов можно было бы объявить грабежом.

Объявлять налоги государственным грабежом можно лишь тогда, когда среди правых появятся люди, которые внятно заявят государству, что желают с ним партнёрских, а не властных, отношений. Государство нам услуги и счёт за эти услуги вместо налогов – а мы ему деньги по счёту. Причём, мы вправе отказаться от услуг, которыми не пользуемся, и не платить за них. И только тогда государства, которые откажутся от таких предложений, можно будет назвать бандитскими государствами.

Современные государства вполне адекватны тем, над кем они властвуют. Они порождены преступным поведением подвластных. Чтобы получить правое государство, надо предъявить ему правые требования, которые государству пока никто не предъявляет.



  • 1
для дискуссии вам сюда:
https://oetar.livejournal.com/

Давно и с удовольствием читаю Олега Тараканова. Несколько раз мы с ним дискутировали, но каждый остался при своём. Очень трудно общаться, когда нет общепризнанной непротиворечивой системы понятий. Её ещё предстоит создать. Здесь мой вариант такой системы: https://term.wiki/Терминомика_—_межевая_теория_права

Очередной набор голословных утверждений, будто бы торговля правосудием чем-то отличается от торговли лекарствами, едой или стрижки волос.
Вот откуда, например, берется это нелепое - "адекватность [возмещения ущерба за правонарушение] недостижима в конкуренции продавцов за благосклонность покупателей, когда торгуют принуждением"?
Нету аргументации, лишь высосанные из пальца декларации.

В торговле едой право определяется согласием продавца и покупателя. Действуй в соответствии с этим согласием - и будешь прав. В торговле принуждением согласия продавца и покупателя недостаточно, так как затрагиваются интересы принуждаемого, возможно, неизвестного ни продавцу, ни покупателю. В торговле принуждением, даже принуждая в соответствие с согласием продавца и покупателя, можно принудить неадекватно преступлению. В торговле принуждением нужно учитывать не только волю продавца и покупателя, но и волю неопределённого количества людей. Вот о чём я говорю, когда говорю о неадекватности принуждения, осуществляемого лишь на основе рыночной конкуренции продавцов за покупателей, когда торгуют принуждением.

Верховный Суд Пиндостана с вами не согласился. Мужика, выращивавшего пшеницу для собственного употребления, подвели под действие конституционного interstate commerce clause, поскольку, снабжая себя, он не покупал пшеницу на рынках штата, снижая спрос на пшеницу и оказывая влияние на местные цены, а тем самым влияя на баланс беспошлинного ввоза-вывоза пшеницы с другими штатами, изменяя спрос-предложение и там.
Если принимать ваш подход "Всё связано со всем", то и торговля едой в этом отношении ничем не отличается от торговли правоохраной. Тоже "затрагиваются интересы неизвестного ни продавцу, ни покупателю".
И ничего, живут как-то люди без государевой монополии на хлебную торговлю.

Я совсем не сторонник принципа "Всё связано со всем". Более того, даже если ты причина чьих-то потерь, ты не обязательно их виновник. Например, если баба ушла от другого мужика к тебе, здесь не обязательно твоя вина. Американец - жертва этого дурацкого принципа. А вот, что касается торговли принуждением, то неукоснительное выполнение договора между продавцом и покупателем ещё не гарантия правомерности применения насилия при выполнении этого договора. Не нужно и нельзя учитывать всё, следуя дурацкому принципу, а нужно и можно учитывать важное.

Вы опять пошли словоблудить, не желая признать очевидный факт: если вы используете одинаковый подход (неважно какой), то нет никакой разницы между торговлей пшеницей и торговлей правоохраной.
Ваш подлог заключается в использовании разных подходов для этих областей человеческой деятельности.

Я использую одинаковый подход. Заключается он в соблюдении прав. В торговле пшеницей, если продавец и покупатель довольны обменом, то ничьи права не нарушены. В торговле принуждением не так. Довольство продавца и покупателя ещё не гарантирует, что права принуждённого не нарушены.

Враньё.
Довольство продавца и покупателя пшеницы сделкой тоже не означает, что ничьи права не нарушены.

Edited at 2019-04-19 12:04 pm (UTC)

Чьи права нарушили довольные участники сделки с пшеницей?

Те же, чьи права нарушили участники сделки по арбитражу и правоохране - третьих лиц.
Откуда я знаю, что у вас в голове, когда вы придумали, что в процессе правоохраны права третьих лиц нарушены?
Вы же этого специально не говорите, чтобы нельзя было сразу провести аналогию с торговлей пшеницей. Надо же клещами из вас вытягивать, чтобы подлог продемонстрировать.
Пока же все, что вы имплицировали, - это будто бы при торговле пшеницей никакие злоупотребления невозможны, а правоохрана без злоупотреблений не обходится.
Это очевидное и явное вранье. Вам придется давать задний ход, виляя хвостом и затопляя потоками нерелевантных словоизлияний, отходя на запасные позиции.
Достанем и там этатистов. Продемонстрируем их этико-моральное, правовое и интеллектуальное банкротство.
Будем выводить на чистую воду.

> Арбитра, который укажет грань, где кончается адекватное, правое принуждение и начинается преступление, нет: анархисты уничтожили государство.

Государство не является таким арбитром, поскольку оно позволяет себе самому далеко заступать за эту грань. В том числе, и по отношению к преступникам. Сумма зла, причиняемого государством среднему з/к за время его заключения, в десятки или сотни раз превышает сумму зла, причиненному им пострадавшему (насколько вообще возможна такая арифметика).


> конкурирующие продавцы, чтобы понравится клиентам, могут так обобрать принуждаемого в пользу клиентов, что их принуждение перестанет быть правым, превратится в преступление.

Это верно. Но к счастью, у преступников появится опция, отсутствующая сейчас - стать клиентом конкурирующей фирмы. Каждый из нас, подписывая контракт, будет смотреть не только на раздел "компенсации", но и на раздел "санкции": "А что мне самому будет, если я сорву чужой цветок?". Если мне за это будет секим-башка, я такой контракт не подпишу, уйду к более гуманным конкурентам. У секим-башка-фирмы будет очень мало клиентов. А так как ей еще придется воевать со всеми фирмами, клиенты которых могут иногда сорвать чужой цветок, она неизбежно проиграет.

Охранные фирмы будут под двойным давлением со стороны рынка: потенциальныe пострадавшиe будут стремиться получить побольше, а потенциальные преступники - потерять поменьше. В результате не только исчезнут "несоразмерные" наказания, но и вообще будут вытесняться виды наказаний с отрицательной суммой (Крайний пример такого наказания - смертная казнь. преступник теряет все, но пострадавший не получает ничего) и заменяться наказаниями с нулевой суммой (Скажем, штраф. Потерпевший получает в точности столько, сколько теряет преступник), а то и с положительной (примеры в голову не приходят, но рынок умнее меня. Обязательно придумают! :))

То есть при такой системе станет лучше всем - и правым и левым. Лучше чем "при минархизме" и тем более лучше, чем сейчас.

> Чтобы получить правое государство, надо предъявить ему правые требования, которые государству пока никто не предъявляет.

Иногда предьявляют. Мол, оставьте меня в покое. И что характерно, с одним и тем же результатом. :( Вот на днях тайландскими властями захвачен и кажется уже потоплен первый в мире систед, мирно дрейфовавший за пределами их территориальных вод. Обитатели систеда теперь разыскиваются по расстрельной(!) статье. (спасибо, talgaton, за ссылки 1 , 2). Так что существование по крайней мере одного бандитского государства можно считать доказанным :(

Edited at 2019-04-18 05:40 am (UTC)

1. Да, государство несовершенный арбитр. Давайте его улучшать или искать альтернативу. А пока альтернативы нет, не надо требовать уничтожения государства.
2. Договоры заключаются в интересах сторон договора. И когда они затрагивают лишь права сторон, они ничьи права не нарушают. Но когда они могут затронуть права третьих лиц, то необходимо это учитывать в договоре. Учёт интересов третьих лиц осуществляет государство. Доказательств того, что эти интересы могут быть защищены другими договорами с участием третьих лиц, нет. А пока их нет, рано разрушать государство. Но надо экспериментировать с торговлей принуждением с условием соблюдения прав третьих лиц.
3. По поводу потопленного систеда надо обращаться в суд с максимальной оглаской. И не обязательно в таиландский суд. Другого пути я не вижу.

1. "Государство" = "Монопольный арбитр". И оно является несовершенным арбитром именно в силу своей монопольности. Если есть выбор, рынок быстро исправит несовершенства. Таким образом, "улучшать государство" = "создавать альтернативу" = "уничтожать государство". Потому что государство, от услуг которого можно отказаться - уже не государство, а просто большая охранная фирма. Так что мы с вами говорим об одном и том же. :)

Если вам не нравится слово "уничтожать", давайте говорить "вытеснять". Было бы хорошо, если бы государства сотрудничали с нами в этом благородном деле. Но терять монопольное положение и связанные с ним плюшки - не в их интересах, и потому они этого и сами делать не будут, и нам будут всячески препятствовать. В полном соответствии с аксиомой об эгоизме. А потому улучшать государство возможно только борясь с ним, вытесняя его силой. Преодолевая его отчаянное, бессовестное и безжалостное сопротивление. Пример которого я и привел выше. Там сразу и мгновенная реакция, и бессовестное вранье, и расстрельная статья.

2. Интересы третьих лиц учитываются только если они в силах причинить вам вред. Например, бароны учитывают интересы крестьян только если крестьяне могут устроить им Жакерию. Конкурирующее охранное агенство в силах причинить вред, а потому заставит учитывать свои и своих клиентов интересы. Особенно по сравнению с уровнем защиты нынешних беззащитных з/к, затянутых в мясорубку российского/американского правосудия. Не очень понимаю, что именно тут требуется доказать?

А экспериментировать вам не разрешат. Собственно, пример с систедом я привел именно для этого, чтобы показать, как жестко государства реагируют даже на намек о нарушении их монополии. Казалось бы, ну плавает в нейтральных водах домик, с судоходно-навигационной точки зрения мало чем отличающийся от сотен плавающих там же рыбацких суденышек. Но обычно ленивое, медлительное и благодушное государство тут действует совсем иначе - очень быстро и очень жестко. Сразу из главного калибра. Потому что посягнули на его суть - на его монополию.

Так что не завидую я "авторитетным людям", которые пошлют петицию президенту (Не важно какому, у них в этом единодушие). Если президент примет их всерьез, из тюрьмы им живыми не выйти. Государства, как и любые живые существа, относятся крайне серьезно к попыткам их уничтожить. Потому что тех, кто относился несерьезно, давно уничтожили.

Edited at 2019-04-19 08:39 am (UTC)

== Вот если бы правые (люди, которые не нарушают прав) ясно заявили государству: нам от тебя ничего не надо, а потому и ты от нас ничего не требуй – то тогда требование налогов можно было бы объявить грабежом. ==

Когда вы говорите "заявить государству", вы кого имеете в виду? И что делать, когда заявишь ему (кем бы оно ни было), а оно посадит тебя в тюрьму за отказ от уплаты налогов?

Когда я говорю "заявить государству", то имею в виду заявление правых, которых унижает подвластное состояние и необходимость платить налоги. Заявители считают, что могут распорядиться своими деньгами лучше государства. Они готовы оплачивать государственные услуги в той мере, в которой они ими пользуются. В самом начале это заявление авторитетных людей Президенту с предложением перевода их с положения налогоплательщика на положение человека, свободного от власти государства. С таким человеком можно только договариваться. Принуждать его - преступление. Такому человеку можно всё, кроме правонарушений. Им не нужно регистрироваться в налоговых органах, заполнять налоговые декларации, проходить таможенный досмотр. Налоговый и таможенный кодекс не для свободных людей.

И бизнес и политика - способы получить от человека желаемое. Посулами или угрозами, соответственно. Левередж бизнесмена - способность сделать добро (деньги), левередж политика - способность причинить зло (штыки). Какое зло могут причинить авторитетные люди, чтобы к ним прислушался президент? Сколько у Папы Римского дивизий?(c)

Читаю комментарии, и думается мне, что вы с Репиным обсуждаете совершенно разные картинки.
У Репина вот такая:


Нашла в своих закромах его презентацию трехлетней давности :)
Возможно, он что-то поправит. Но тогда мы так нарисовали.


Edited at 2019-04-19 01:09 pm (UTC)

"Дядя Петя, ты дурак?" (с)

Да, действительно. Я говорил о реально существующем государстве, а он - о том, что должно быть "по правде". В приведеной вами картинке, на мой взгляд, тот недостаток, что в нем нет красных линий, направленых к государственным людям и таким образом, нет силы, останавливающей государство от неправых действий. Ввиду чего государство неизбежно свалится в его нынешнее состояние, то есть станет главным преступником страны.

Да, существенное дополнение. Дорисуем.
Репин не очень-то приветствует картинки. Ему кажется, что там всё сильно упрощено А я люблю. Можно быстро что-то показать, вместо того, чтобы долго описывать :)

Зло причинит себе сам Президент тем, что не прислушался к авторитету правых и не воспользовался предложенным шансом по созданию правой власти.

Почему президент станет рассматривать создание правой власти как шанс для себя, а нe как угрозу? Обычно преступников не радует торжество законности. :)

Показательно, что вы опять предпочли избиение соломенных чучелок, а не критику реальных предложений из того же Market for Security:


  • 1